Загрузка

Восточная Европа Выбор редакции Еврейская идентификация и идентичность Еврейское культурное наследие Евро-азиатская еврейская диаспора Постсоветское пространство Современность Статьи Центральная Азия

Еврейская идентичность и границы еврейского коллектива в странах Евро-Азиатского региона

Поделиться

Euro-Asian Jewish (EAJ) Policy Papers, No 1, Nov 19,  2018

Еще в начале прошлого века еврейский народ представлял собой совокупность субэтнических групп, сформировавшихся в условиях, когда евреи на протяжении многих столетий, с одной стороны, нигде, включая свою историческую родину, не были большинством, а с другой, оставались этнической общностью с отчетливым приматом религии как элемента этнической идентификации и собственным вариантом еврейского разговорного языка. На сегодняшний день еврейский народ выглядит принципиально иначе, чем это было чуть более столетия назад. Порядка половины всех евреев мира сосредоточены сейчас на исторической родине, где евреи являются численно, политически и культурно доминирующей группой. Другую половину образуют члены (в массе своей говорящих на языках стран пребывания) диаспоральных еврейских общин нового типа, демонстрирующих снижение религиозного фактора коллективной идентификации и включающих усиливающийся компонент лиц смешанного и нееврейского происхождения. Фрагментарный и «текучий» тип идентичности этих общин может стать вызовом перспективам их сохранения в Диаспоре через одно-два поколения, но и этот процесс обратим, в случае усиления в данном комплексе фактора идентификации и солидарности с государством Израиль. В случае если международные еврейские организации всерьез возьмутся за такой проект, одной из наиболее удачных платформ для него могут оказаться как раз еврейские общины Европы и Азии.

Историческое наследие

Двадцатый век самым радикальным образом изменил структуру и характер еврейского национального коллектива. Еще в начале прошлого века еврейский народ представлял собой совокупность субэтнических групп, сформировавшихся в условиях, когда евреи на протяжении многих столетий, с одной стороны, нигде, включая свою историческую родину, не были большинством, а с другой, оставались эндогамной этно-конфессиональной общностью с отчетливым приматом религии как элемента этнической идентификации. Каждая из таких субэтнических групп обладала полным комплексом признаков, по сути, самостоятельной этнической единицы, включая элементы быта, традиционную кухню, фольклор, а, как правило, и собственный разговорный язык или собственный вариант языка («этнолект»).

При этом все субэтнические группы евреев сохраняли ряд объединявших их в единое целое культурных признаков, из которых важнейшими представляются следующие три:

(а) иудейская религия и связанный с ней комплекс праздников, памятных дат, обычаев, личных имен, календарь, письменность и т.п.;
(б) древнееврейский язык (иврит) как язык религиозного культа и «высокой» культуры;
(в) прочно закрепленное благодаря религиозной традиции в исторической памяти осознание себя в качестве потомков выходцев из Эрец-Исраэль и восприятие этой страны в качестве своей этнической родины.

Крупнейшей еврейской субэтнической группой такого рода в XIX – начале ХХ века были ашкеназские евреи, говорившие на языке идиш, к числу потомков которых принадлежит, в частности, подавляющее большинство нынешних русскоязычных евреев. В начале ХХ века отчетливо прослеживалось деление на западных и восточных ашкеназских евреев. Первые к этому периоду уже перешли в обиходе на литературный немецкий язык (за исключением евреев Эльзаса, еще сохранявших в обиходе свой вариант западного идиша). Гораздо более многочисленные восточные ашкеназские евреи прочно сохраняли в качестве основного средства общения восточный идиш, делившийся на четко очерченные локальные диалектные группы. К началу ХХ века большие группы ашкеназских евреев уже сформировались в странах новой эмиграции, прежде всего, в США.

Наряду с ашкеназами в упомянутый период могли быть выделены следующие субэтнические группы евреев:

  • Сефарды. Имеются в виду сохранявшие свою культурную специфику, прежде всего, еврейско-испанский язык, обычно именуемый «ладино», потомки еврейских изгнанников с Пиренейского полуострова, осевшие на Балканском полуострове, в Анатолии, в Северном Марокко и в Эрец-Исраэль.
  • Евреи иранского мира. Помимо собственно иранских евреев, именуемых в современном Израиле «парсим», эта субэтническая группа включает в себя также бухарских и горских евреев. Их разговорные языки разошлись достаточно далеко, но остаются взаимно-понимаемыми, восходя к общему языку-предку.
  • Арабоязычные евреи. В рамках данной субэтнической группы выделяются имеющие заметную языковую и культурную специфику территориальные группы «мустараби» (старожильческое еврейское население Эрец-Исраэль, Сирии, Ливана, а отчасти и Северной Африки), «муграби» (выходцы из Магриба, прежде всего, марокканские евреи, часть из которых традиционно использовала в быту берберские диалекты), «вавилоняне» (арабоязычные евреи Ирака).
  • Йеменские евреи. Арабский диалект, на котором они говорили, резко отличался от других арабских диалектов. В сочетании с ярко выраженной культурной, идентификационной, антропологической и даже религиозной спецификой это обстоятельство оправдывает их выделение в особую субэтническую группу.
  • Курдистанские евреи. Специфической чертой этой субэтнической группы было сохранение в качестве обиходного языка специфических еврейских арамейских диалектов, принадлежащих к восточной подгруппе новоарамейских диалектов.
  • Итальянские евреи. В Средние века эта сравнительно малочисленная субэтническая группа причислялась (во всяком случае, в Эрец-Исраэль) к ашкеназским евреям. Однако наличие собственного разговорного языка, собственного молитвенного обряда и т.д. не оставляет сомнения о том, что речь идет об особой субэтнической группе.
  • Грузинские евреи, традиционным разговорным языком которых является грузинский.
  • Романиоты. Речь идет о реликте некогда многочисленного эллинистического еврейства. К началу ХХ века общины романиотов, сохранявших свой особый еврейско-греческий язык и обычаи, существовали только в городе Янина в материковой Греции и на некоторых островах Эгейского моря.
  • Крымчаки. Эта малочисленная старожильческая группа евреев Крыма разговаривала на особом этнолекте крымскотатарского языка, имела собственный молитвенный обряд и свою собственную традицию произношения древнееврейского языка.
  • Кочинские евреи. Данная группа проживала на Малабарском побережье на юго-западе Индостанского субконтинента и разговаривала на местном дравидском языке малаялам.
  • Бени-Исраэль. Данная субэтническая группа, говорившая на индоарийском языке маратхи, проживала в Махараштре, на западе Центральной Индии. До конца XVIII века она находилась в изоляции от других еврейских общин мира и сильно отличалась от них своими религиозными обычаями. Однако к началу ХХ века под влиянием кочинских и вавилонских («багдадских») евреев община бени-исраэль усвоила традиции современного ортодоксального иудаизма в его сефардском варианте.
  • Караимы. Несколько особняком от прочих субэтнических групп евреев стояли караимы, отличающиеся в религиозном отношении от основной массы евреев. В начале ХХ века сохранялись 4 имевших свою культурно-языковую специфику локальных группы караимов: караимы Восточной Европы, караимы Египта, караимы Стамбула и иракские караимы, причем среди восточно-европейских караимов широко распространились идеи, согласно которым они являются отдельным народом. В начале ХХ века можно было говорить и о сближении с евреями малочисленной этно-конфессиональной группы самаритян, рассматривающих себя в качестве части народа Израиля.

Современные трансформации

На протяжении многовековой истории еврейского народа в Диаспоре некоторые его субэтнические группы размывались, а их место занимали другие. При этом не происходило утраты этнической самоидентификации в качестве евреев, поскольку в любом случае сохранялся кратко описанный выше общееврейский комплекс культурных признаков, который поддерживал существование еврейской самоидентификации и обеспечивал ее передачу из поколения в поколение. При этом языковая ситуация субэтнических еврейских групп практически всегда укладывалась в трехчленную формулу: священный язык (иврит) – разговорный язык субэтнической группы – язык страны проживания.

Однако на протяжении ХХ века ситуация резким образом изменилась, и кратко описанная выше система подверглась разрушению в связи с действием целого рядом факторов: массовая секуляризация евреев, массовые миграции еврейского населения, Холокост, создание независимого еврейского государства и массовая алия. В результате, на сегодняшний день, в начале XXI века еврейский народ выглядит принципиально иначе, чем чуть более столетия назад.

Во-первых, порядка половины (точнее, 45%) всех евреев мира сосредоточены сейчас на исторической родине, где евреи являются численно, политически и культурно доминирующей группой и где идет интенсивный процесс формирования израильской еврейской нации, сопровождающийся стиранием языковой и культурной специфики старых субэтнических групп.

Во-вторых, почти все традиционные диаспоральные еврейские языки находятся сейчас либо под угрозой исчезновения, либо уже исчезли. Их активными носителями остаются преимущественно лица старшего поколения. Лишь в немногих общинах (например, в общине Кубы в Азербайджане) еще происходит естественное усвоение таких языков детьми. Единственным исключением является традиционный язык ашкеназских евреев – идиш. Утратив большую часть носителей, ему удалось закрепиться в качестве повседневного языка целого ряда ультраортодоксальных религиозных общин, в которых происходит естественная передача языка младшим поколения. Имеются сотни тысяч активных носителей идиша, и, вопреки расхожему мнению, непосредственной угрозы исчезновения этого языка нет.

В-третьих, подавляющее большинство евреев Диаспоры перешли на языки стран своего проживания и прочно аккультурировались в этих странах. На сегодняшний день можно говорить о далеко зашедшем процессе распада прежних субэтнических групп и формирования новых локальных языковых групп евреев – англоязычных, русскоязычных, франкоязычных и т.п.

В-четвертых, наряду с этническим ядром еврейского народа возникла сопоставимая с ним по численности так называемая «расширенная еврейская популяция», которая, с одной стороны, является несомненным проявлением процесса ассимиляции евреев Диаспоры, но с другой – принимает заметное участие в формировании израильской еврейской нации, наглядно демонстрируя, что процессы ассимиляции в принципе обратимы.

Данная ситуация порождает целый комплекс серьезных идентификационных проблем и конфликтов, связанных с этно-конфессиональным характером еврейской общности. Особой проблемой, также связанной с этно-конфессиональным характером еврейской общности, является тот факт, что во второй половине ХХ – начале ХХI века все больше дают о себе знать группы, исповедующие иудаизм, но не связанные с евреями этнически или вышедшие из еврейского национального коллектива много веков назад. Наиболее ярким и значимым примером такого рода является эфиопская община «бета-исраэль», а также связанная с ней группа «фалашмура», десятки тысяч лиц, принадлежащих к которым уже репатриировались в Израиль.

Можно ожидать, что уже в обозримом будущем, к середине XXI века, еврейский народ будет выглядеть следующим образом. Большую его часть будет составлять говорящая на иврите израильская еврейская нация, в том числе эмигранты из Израиля, проживающие в Диаспоре, но сохраняющие тесные связи с родиной. Второй по численности субэтнической группой в рамках еврейского народа станут говорящие на идише ультра-ортодоксальные евреи, проживающие главным образом в Диаспоре. К ним будут примыкать ультра-ортодоксальные евреи, говорящие в быту на нееврейских языках, прежде всего, английском. Можно полагать, что и они будут владеть в той или иной степени идишем, который все в большей степени превращается из традиционного языка ашкеназских евреев, в том числе языка их светской культуры, в языковой символ еврейской религиозной ультра-ортодоксии, противопоставляемый современному ивриту.

Можно полагать, что на протяжении жизни одного-двух поколений еще будут сохраняться локальные языковые группы евреев Диаспоры (англоязычные и т.д.), однако тенденция к их исчезновению в результате ассимиляции с одной стороны и репатриации в Израиль с другой представляется неизбежной. Вместе с тем можно ожидать, что на фоне ослабления влияния религии в западном мире ассимиляция евреев далеко не во всех случаях будет сопровождаться их переходом в другое вероисповедание. Таким образом, надо полагать, что число лиц, имеющих право на репатриацию по израильскому Закону о Возвращении, в отличие от числа проживающих в Диаспоре евреев, принадлежащих к этническому ядру, в ближайшую пару поколений не уменьшится.

Неизвестной составляющей этой картины, с которой, тем не менее, нельзя не считаться, являются уже упомянутые выше группы, исповедующие иудаизм, но не связанные с евреями этнически или вышедшие из еврейского национального коллектива много веков назад. Не представляет возможным прогнозировать, каких масштабов достигнет данное явление в ближайшие десятилетия и каким образом оно повлияет на будущий облик еврейского народа, однако очевидно, что такое влияние может быть очень значительным. В качестве примера достаточно упомянуть о том, что численность потомков марранов, насильственно обращенных полтысячелетия назад в христианство испанских и португальских евреев – а примеры их возвращения в иудаизм есть и сейчас – оценивается в сотни тысяч и даже в миллионы человек.

Заключение: что дальше?

В свете сказанного представляется, что основным направлением деятельности еврейских организаций в Диаспоре должно быть всестороннее укрепление связи живущих вне исторической родины евреев (включая, по меньшей мере, часть представителей расширенной еврейской популяции) с Израилем:

  • Преподавание его истории, традиций, культуры и особенно языка иврит, роль которого в качестве этнического символа трудно переоценить.
  • Организация поездок в Израиль в рамках краткосрочных и долгосрочных программ (туристических, учебных и др.).
  • Стимулирование службы еврейской молодежи из Диаспоры в качестве волонтеров в рядах ЦАХАЛа или на альтернативной гражданской службе.

Именно солидарность с исторической родиной, выражаемая в различных формах, может стать главным механизмом сохранения еврейской идентичности в Диаспоре в условиях ослабления роли религии. Однако вместе с тем, учитывая этно-конфессиональный характер еврейской общности, весьма важную роль в деятельности еврейских организаций в Диаспоре должны иметь усилия, направленные на сохранение безусловной верности иудаизму в качестве этнического символа, вне зависимости от степени религиозности тех или иных групп евреев.

Определенную роль в сохранении еврейской идентичности в Диаспоре может сыграть и деятельность, направленная на изучение и популяризацию культурного наследия конкретных местных еврейских общин. Эта деятельность может быть общей для еврейских организаций Диаспоры и израильтян, проявляющих интерес к местам, где жили их деды и прадеды, в рамках того, что в современном Израиле принято называть «поисками корней» («хипус шорашим»).

Д-р Велвл Чернин
Автор
Израиль
директор издательских проектов ИЕАЕИ, еврейский поэт (идиш), этнограф, переводчик и литературовед, преподаватель языка и культуры идиш в Университете Ариэль в Самарии. В 2009-2010 гг. — исполнительный вице-президент Российского еврейского конгресса.
×
Д-р Велвл Чернин
Израиль
директор издательских проектов ИЕАЕИ, еврейский поэт (идиш), этнограф, переводчик и литературовед, преподаватель языка и культуры идиш в Университете Ариэль в Самарии. В 2009-2010 гг. — исполнительный вице-президент Российского еврейского конгресса.
Latest Posts