Загрузка

19 век 20 век Восточная Азия Евро-азиатская еврейская диаспора Израиль и диаспора Общинная жизнь Религия/иудаизм Современность Статьи Топ

Израиль, Япония и ее евреи

Поделиться

EAJ Policy Papers, No 27 (9 December 2019) // На фото: Еврейская секция кладбища Сакамото в Нагасаки

В исторические времена в японских городах Кобэ и Нагасаки жили относительно большие еврейские общины. После Второй Мировой Войны многие переехали жить в США и другие страны. В настоящее же время евреи, живущие в Японии, представляют собой чаще всего временных жителей, в большинстве случаев выходцев из Америки, но встречаются и выходцы из Израиля, занимающиеся, среди прочего, ювелирным бизнесом. Также зафиксировано и небольшое количество японцев, принявших иудаизм. Притом что в численном отношении эта крайне разнородная в культурном плане и по происхождению община почти незаметна на фоне громадного населения страны, она является важным общественным символом и способна сыграть немалую роль в установлении позитивного фона для бурно развивающихся в последние годы экономических и политических контактов Израиля и Японии.


Предисловие редактора

Евро-Азиатский еврейский конгресс – одна из крупнейших зонтичных еврейских организаций мира, имеющая отделения и партнерские организации в 26 странах Восточной Европы, Балкан, Азии и Океании, где, по последним оценкам демографов, проживает порядка 1.2 миллиона евреев и членов их домохозяйств, отвечающих критериям израильского Закона о возвращении. Притом, что 90% этого сообщества сконцентрированы на территории постсоветских государств, Конгресс стал центром организационно-политического притяжения периферийных еврейских сообществ иных стран континента. 

Подобный аспект деятельности не только несет на себе моральный императив поддержания безопасности и статуса, а также сохранения и развития специфической культуры еврейских общин, сколь бы мала ни была их численность, но и исходит из понимания, что в наше время, когда обвинения евреев в «двойной лояльности» перестали быть легитимными в основном дискурсе демократических государств, такие общины являются символическим фактором, а иногда и платформой выстраивания взаимоотношений стран пребывания с Государством Израиль, особенно в последние десятилетия, когда значение еврейского государства как глобального центра передовых технологий и его положение в мировой геополитике многократно возросло.

Примером подобных тенденций является Япония – мощная восточноазиатская супердержава с крошечной еврейской общиной. Иерусалим и Токио обменялись послами в 1952 году, менее чем через месяц после официального завершения оккупации Японии американскими войсками. В отличие от Индии и Китая, вопрос об участии Японии – сателлита США – в «движении неприсоединения» не стоял, и, соответственно, Токио не чувствовал необходимости априори принять господствующий в этом движении, благодаря давлению мусульманских и арабских стран, «антисионистский» нарратив. Тем не менее, экономические мотивы, и, прежде всего, зависимость его высоко индустриализированного народного хозяйства от ближневосточной нефти, заставляли Токио так или иначе подчиняться требованиям арабского бойкота (как поступили, например, ведущие автопроизводители этой страны) и минимизировать экономические связи с Израилем.

Но именно Япония стала той силой, которая открыла для израильской экономики «азиатскую эру» в конце прошлого века. «В начале 90-х гг.», ‑ пишет комментатор «Джерусалем Пост», японские «осторожные инвесторы пришли к выводу, что боязнь бойкотов со стороны Арабской Лиги тех, кто сотрудничает с Израилем, стала анахронизмом». Поворотным пунктом стала первая «война в Заливе», однозначно показавшая, что главные противоречия, актуальные для арабского мира, практически никак не связаны с Израилем и евреями, а также Мадридская конференция 1991 года, породившая надежду на то, что арабо-израильский конфликт уходит в прошлое. В итоге, в Израиль из Японии хлынул поток делегаций инвестиционных фондов и представителей деловых кругов, всеми своими словами и действиями показывая, что они полагают эту страну абсолютно безопасной с точки зрения дипломатии и финансово перспективной для своих партнеров и клиентов. С тех пор уровень экономического, а с ним – и дипломатического партнерства Израиля и Японии развиваются по экспоненте, что видно хотя бы по уровню и частоте государственных визитов их лидеров. Так, израильский Премьер Биньямин Нетаньяху посетил Японию в 2014, первый визит действующего премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Израиль состоялся в январе 2015 года, и вновь ‑ в мае 2018, причем в обоих случаях глава японского правительства прибывал в сопровождении делегации глав крупнейших японских компаний и корпораций.

Как справедливо отмечает японский исследователь Шаун Хо (Shaun Ho), двум странам пока не удалось довести сотрудничество до того уровня, который существует у Израиля с его западными союзниками и даже Китаем, однако существует огромный потенциал для развития тесных связей, поскольку уже сегодня выгоды и Японии, и Израиля от сотрудничества в сферах экономики, технологий и дипломатии очевидны. По мнению аналитика, «несмотря на радикальные культурные различия, сотрудничество двух стран развивается по схеме «взаимного дополнения», когда каждая из стран компенсирует структурные слабости своего партнера: нехватку инновационных технологий в Японии и узость израильского рынка, который может быть расширен за счет возможностей страны, чей GDP в 14 раз превосходит израильский».[i]

Вторая причина, как это не скрывал премьер-министр Японии Шинцо Абе (Shinzo Abe) – стремление Японии развить свой политический и военный потенциал в свете геополитических и геостратегических вызовов со стороны растущего влияния в регионе Китая, в силу чего Токио озабочен не только укреплением связей с традиционными, но и поисками новых союзников в азиатско-тихоокеанском регионе и мире в целом. Являясь одной из наиболее влиятельных стран на Ближнем Востоке, Израиль может стать бесценным партнером и обеспечить важные стратегические интересы для Токио в регионе, особенно в условиях улучшения отношений Израиля с арабскими странами и снижения зависимости Японии от ближневосточной нефти.[ii]

Не будем забывать и еще об одном аспекте, уже напрямую связанном с евреями: несмотря на прошлую поддержку правительством Японии бойкота, объявленного ЛАГ еврейскому государству, в стране почти полностью отсутствовали и отсутствуют антиизраильские и антисемитские настроения, а продвигаемое отдельными левоэкстремистскими и исламистскими кругами, в том числе, и в странах Запада, движение BDS, нацеленное (в целом, безуспешно) на делегитимацию, экономический бойкот и дипломатическую изоляцию Израиля, практически не нашло в Японии никакой базы. Надо полагать, что крайне малочисленное, но весьма сложное по составу и обладающее богатым культурно-историческим наследием сообщество евреев Японии, которым и посвящен нижеследующий очерк Татьяны Локшиной, сыграет в этих процессах немалую роль.

Проф. Владимир (Зеэв) Ханин


Евреи в Японии

История еврейской общины в Японии обозначена несколькими периодами, каждый из которых определяет географию её расселения. Первые евреи, о которых стало известно, прибыли в Японию из Китайской Империи Сун. Они занимались торговлей на островах Хонсю и Сикоку.

Далее, в 1572 году, испанские евреи из Неаполитанского королевства, принявшие христианство, чтобы попасть на португальские корабли из Макао, прибыли в Нагасаки. Многие из них осели в Японии и вернулись в иудаизм, взяв себе прежние фамилии (особенно левиты). В 1586 году малочисленную общину, состоящую из 3 семей, армия самурая Симадзу переселила в город Сеццу, находящийся в префектуре Осака, где община разрослась до 130 человек. Есть сведения о еврейской семье Беттельгеймов, имеющих гражданство Великобритании и являющихся врачами, которые проживали в 1848-1854 гг. в городе Наха (префектура Окинава).

Новым периодом для евреев в Японии стало 1 июля 1859 года, когда между Японией и США был подписан Договор о добросовестной торговле, в связи с чем, до завершения в 1968 году «эпохи Эдо» в японской Йокогаме, в районе («сеттльменте») для иностранцев, мэром которого стал еврей Рафаэль Шойэр, проживало около 50 еврейских семей. С началом революции Мейдзи в 1867 году буквально в течение одной недели эта еврейская община полностью исчезла. Несколько семей еврейских беженцев из России и Польши, добравшихся до Нагасаки в 1861 году, положили начало местной ашкеназской еврейской общине. 3 сентября 1896 года в Нагасаки открывается первая в Японии синагога «קהלה», но в 1905 году, с окончанием русско-японской войны, еврейское сообщество Нагасаки вновь практически исчезает.

К концу девятнадцатого столетия преимущественно сефардская еврейская община обосновалась в Кобэ. В начале ХХ века ее пополнили российские военнослужащие-евреи, которые во время русско-японской войны 1904-1905 гг. оказались в японском плену и предпочли не возвращаться в Россию. Еще одна большая группа русских евреев (по оценкам, порядка 5 тыс. человек) иммигрировали в Японию после большевистской революции и гражданской войны 1917-1920 гг.

1938 год ознаменовался японским проектом по спасению евреев от преследований в Европе. Проект носил название «Проект Кавагути — План Фугу» (фугу – это рыба, употребление которой при неправильном её приготовлении, приводит к смерти) и был предложен исследователем евреев, японцем Инузака Коресиге. Инузака ценил экономическую и политическую роль евреев, считал, что иммиграция евреев в Японию будет очень полезной для нее, но предупреждал, что ошибки в реализации этой идеи могут иметь разрушительные последствия. Именно эта двусторонность и имитирует приготовление вкусной, но ядовитой рыбы-фугу.

В действительности, проект Кавагучи имел длинное название «Конкретные меры по привлечению США и влиятельных евреев к близлежащим территориям Дальнего Востока в выгодный политический курс для Японской империи»: в это время у Японии были относительно дружеские отношения с еврейской общиной, а с Америкой существовал острый дипломатический конфликт из-за Маньчжурии.

Суть проекта заключалась в следующем: убедить Америку (евреев-американцев) призвать евреев Европы переехать в Маньчжурию или Шанхай. Это был подробный план еврейской миграции и методы привлечения еврейских инвестиций в экономику Японии и оккупированные ею территории. Приоритетом являлась богатая полезными ископаемыми Маньчжурия, еврейская автономия на территории которой, могла бы служить буферной зоной на границе с СССР.

Целью плана было привлечение Японии использовать преимущества еврейской экономической мощи и попытаться инвестировать еврейский капитал в японскую экономику. План, составленный в июне 1939 года, был представлен правительству на утверждение уже в июле того же года, под названием «Исследования и анализ по вопросу введения еврейского капитала». План содержал следующие пункты:

  • Отправка делегации в Соединенные Штаты;
  • Приглашение американского раввина в Японию;
  • Предоставление раввину схожих точек иудаизма и синтоизма;
  • Знакомство японцев с евреями и иудаизмом.

План также предлагал охватить американские газеты и киноиндустрию, полагая, что в этих отраслях в Америке преобладали евреи, однако большая часть его была посвящена планам миграции. Были предложены многие места в Маньчжурии и различные районы близ Шанхая. Подсчитали, что численность мигрантов будет варьироваться от 108,000 до 600,000 человек. Кроме того, были представлены детали развития инфраструктуры еврейских поселений, такие как школы и больницы, согласно планируемой численности населения. Предполагалось предоставить этим поселениям свободу в еврейском вероисповедании, культуре и образовании.

Составители плана были весьма осторожны в выражениях и предпочитали говорить не о «полной», а о «некоторой свободе», минимально необходимой для того, чтобы идея вызвала благосклонность евреев, которые, в свою очередь, принесут стране экономическую выгоду, но будут неспособны взять под свой контроль политику и экономику Японии. По замыслу создателей плана, «еврейские поселения должны быть схожи с самоуправляющейся страной, над которой, принимая во внимание хитрую натуру евреев, необходимо тайное наблюдение и контроль». Опасения были вызваны изданием в 20-х гг. подложного антисемитского документа «Протоколов собраний Сионских мудрецов» в переводе на японский язык Норихиро Ясуа, японского офицера связи при штабе белогвардейского атамана Григория Семенова, в которых описывалось, каким именно образом евреи захватят контроль над государствами.

Еврейское мировое сообщество не стало инвестировать в данный проект, и иммиграция евреев по предложенному плану не состоялась, а начавшаяся в 1941 году война Японии с США сделали его полностью нерелевантным. Тем не менее, в июне 1939 года посол маньчжурского представительства в Берлине выдал евреям 12.000 виз. С июля по сентябрь 1940 года вице-консул Японии в литовском Каунасе Тиунэ Сугихара (признанный в Израиле Праведником народов мира) организовал, вопреки позиции МИДа своей страны, массовую раздачу транзитных виз еврейским беженцам из Польши и спас тем самым от смерти более 3 тыс. человек, которые были приняты в Кобе. Далее мигранты последовали в Америку и Шанхай. Шанхайская община, сформированная из 18.000 человек, получала поддержку от Американского еврейского объединенного распределительного комитета «Джойнт» и от евреев Харбина, другой крупной еврейской общины на территориях Китая, оккупированных Японией в годы Второй мировой войны.  

«Восстановление еврейской общины в Японии началось сразу же после окончания Второй мировой войны, ‑ отмечает в своем обзоре Владимир Лазарис, ‑ но было в определенной степени затруднено разнородностью этнического происхождения собравшихся здесь евреев: с одной стороны, из Ирака, Египта и Сирии, с другой — из России, Польши, Румынии и США. Тем не менее, к 1953 году в Японии была вновь создана еврейская община, официально признанная властями. Она возникла в Токио, в районе Хироо, с помощью американских еврейских военнослужащих и фактически «зафиксировала» еврейский культ в стране. Тогда же в Токио появился общинный центр, на открытии которого присутствовал брат японского императора».[iii]

В послевоенные годы еврейская община Японии постоянно сокращалась, и на сегодняшний день насчитывает по разным оценкам, от 600 до 1000 человек, три четверти из которых составляют временные или постоянные трудовые мигранты, в основном из США (до недавнего времени иудейской общиной руководил американский раввин Марвин Токайер) и в меньшей степени — израильтяне. Но на этом «еврейская тема » в Японии не исчерпывается. Иудаизм приобретает своих поклонников и продолжателей, открываются новые сообщества из «интересующихся еврейством».

«Иудействующие» и «интересующиеся» в Японии

В атмосфере духовного кризиса японского общества после поражения во Второй мировой войне, некоторое число японцев обратились к иудаизму.[iv] Одна из таких конфессий, Sei Iesu Kai («конгрегация Иисуса») построивших свое учение на идее особой миссии, которую в этом мире выполняет народ Израиля, была основана Оцуки Такедзи в 1946 году. Помимо третьей по численности аутентичных японских христианских церквей (около 5 тыс. членов), является и интеллектуальным сообществом, занимающимся философскими и историческими изысканиями, в том числе в  сотрудничестве с Еврейским университетом в Иерусалиме, а также культурным обменом с различными еврейскими сообществами в Израиле и поддерживающим живущих в Японии евреев.

Намного более масштабным оказался проект японского бизнесмена, христианина-протестанта Икуро Тэсима, сторонника теории о происхождении японцев от потерянных колен Израиля, который добавил к евангельским текстам элементы учения рабби А. Кука, М. Бубера и A. Хешела и в 1948 году сформировал религиозное движение с уклоном в иудаизм под названием «Макуя». Адепты этого течения рассматривают появление Государства Израиль и объединение Иерусалима, как реализацию библейских пророчеств и считают, что переселение евреев в Эрец-Исраэль является первым этапом становления Царства Божьего на земле. (https://www.makuya.org/about-makuya/what-is-makuya/).

Его приверженцы принимают еврейские имена, зажигают свечи в пятницу вечером, соблюдают субботу, едят халу и читают молитвы по сидуру, придерживаются специфической формы кашрута. Активисты сообщества также проводят исследования в области иудаики, публикуют словари на иврите, еврейские книги, учебники по истории, ежегодно совершают паломничество в Иерусалим.  Для знакомства японцев с еврейским обществом, экономикой и принципами образования Икуро Тэсима опубликовал в декабре 1979 года комплексный учебник «Почему евреи превосходны?». Его продолжателем становится переводчик Коитиро Исикава и в мае 1985 года публикуется «Мишна», а именно, части Перкей Авот и Брахот из Седера Незикин, а в сентябре того же года выходит часть «Орайот». В феврале 1986 года в свет выходят «Таанит», «Мегиллат», «Моэд катан» и «Хагига», а в апреле 1987 года – «Пейсах». В августе 1994 года Икуро Тэсима публикует новую книгу «Философия еврейского бизнеса», на примере Бриллиантовой компании.

Масштабы влияния этого сообщества неочевидны. Его ядро насчитывает несколько десятков тысяч человек, в Японии, США, Бразилии, на Тайване и в самом Израиле, но число лиц, находящихся в том или ином информационном и интеллектуальном контакте с ним, оценивается в разы больше. (Так, на периодическое издание течения — Makuya newsletter подписаны порядка 300,000 японцев).[v]  Однако несомненно, что как собственно этнические евреи, японцы, прошедшие гиюр и потомки смешанных браков, так и «иудействующие» вносят свой вклад в присутствие еврейской темы в культурном пространстве этой страны. 

В этом смысле немалую роль играют различные институции и инициативы, подобные возникшей в 1961 году в Токио японо-израильской группы исследований еврейской культуры, издающей, в том числе, журнал «еврейско-израильские исследования». В том же ряду — мемориал Холокоста в городе Фукуяма префектуры Хиросима, открытый в 1995 году. А также учебная группа по изучению еврейской культуры – JJSK, первоначально основанная в центре Японии, а сейчас базирующаяся в Кобе.

В 1996 году на территории Японии открылась торгово-промышленная палата Израиля, роль которой многократно возросла с активизацией описанных в начале этой статьи процессов израильско-японского экономического партнерства.

Вместо заключения: что делать дальше?

Из всего сказанного следует, что в случае еврейской общины и сообщества «симпатизирующих» еврейству и Израилю в Японии мы явно имеем дело не только с интересным артефактом или историческим курьезом. Судя по всему, работа еврейского мира с этими группами имеет большое прикладное значение. Именно такое понимание, судя по свидетельству гендиректора ЕАЕК д-ра Хаима Бен-Яакова, лежит в основе линии действий и планов на будущее этой организации на «японском треке». Собственно, уже сегодня можно говорить о ряде реализуемых Конгрессом направлений.

  • Первым из них является сплочение общины и оживление работы еврейских институтов. Собственно, именно с этой целью ЕАЕК еще 10 лет назад инициировал реконструкцию исторической синагоги и строительство нового общинного центра в Токио, открытие которого состоялось в сентябре 2009 года. Об их деятельности мы расскажем в дальнейших очерках.
  • Вторым моментом являются усилия по укреплению еврейской идентичности и привлечения к общинной деятельности новых поколений еврейских семей. Платформой для этой повсеместно непросто реализуемой, вне зависимости от размеров общин, задачи обычно является еврейское образование. Очевидно, что создание (или возрождение) системы формального еврейского образования в нынешней ситуации в Японии вряд ли возможно. Но и неформальное еврейское образование, как показывает опыт других стран, может, хотя бы частично, решить проблему. Тем важнее скорейшая реализация планов ЕАЕК по развитию воскресной еврейской школы в Токио и сопутствующих ей общинных и образовательных проектов (https://www.facebook.com/JFutureTokyo-1026822844156934/?modal=admin_todo_tour ).
  • Следующее обстоятельство, также критичное для будущего японского еврейства, равно как и в любых еврейских общинах – привлечение к деятельности «неаффилиированных» лиц. Из возможных творческих подходов в решении этой задачи немалый эффект, как показала практика, может принести развитие «виртуальных» сетевых сообществ, подобных группе «Еврейские корни в Японии», основанной автором вышеприведенного очерка Татьяной Локшиной (https://www.facebook.com/groups/757580461339405/ ).
  • Наконец, наличие в Японии десятков, а возможно и сотен тысяч «активно сочувствующих» евреям и Израилю лиц и их позитивное отношение и связи с местной еврейской общиной и евреями в мире открывают масштабные, но пока реализованные в минимальной степени, возможности про-израильской общественной дипломатии, что и находится в приоритетных планах ЕАЕК.

Очевидно, что в случае реализации этих и иных планов, такая деятельность имеет все шансы принести позитивные итоги уже в краткосрочной и среднесрочной, не говоря уж о долгосрочной перспективе.


[i] Shaun Ho, “Israeli-Japanese Friendship: A Potential Yet to Be Realized”, JCPA/Institute for Contemporary Affairs, No. 621 (December 25, 2018)

[ii]  Simon Denyer, “Japan’s Abe stakes out new identity in region: Stronger leadership and wider military reach”, The Washington Post, Oct 20, 2018

[iii] Цит. по: Владимир Лазарис, Путеводитель по галуту. Еврейский мир в одной книге. – М.:  Изд. дом «Книжники», 2019

[iv] См.: David G. Goodman, Masanori Miyazawa. Jews in the Japanese Mind: the History and Uses of a Cultural Stereotype. New York: The Free Press, 1995

[v] Aviva and Shmuel Bar-Am, “Meet the Makuya, Israel’s most unwavering supporters”, The Times of Israel, 30 May 2015

Авторы
Татьяна Локшина – основатель и ведущая виртуальной общины «Еврейские корни в Японии», ассоциированный эксперт ИЕАЕИ. Проф. Владимир (Зеэв) Ханин глава академического совета (Academic Chairman) ИЕАЕИ, преподаватель политических наук и социологии современных еврейских общин Университетов Ариэль и Бар-Илан, Израиль.
×
Татьяна Локшина – основатель и ведущая виртуальной общины «Еврейские корни в Японии», ассоциированный эксперт ИЕАЕИ. Проф. Владимир (Зеэв) Ханин глава академического совета (Academic Chairman) ИЕАЕИ, преподаватель политических наук и социологии современных еврейских общин Университетов Ариэль и Бар-Илан, Израиль.
Latest Posts

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *